Click to listen highlighted text! Powered By GSpeech

Форма обратной связи

Обратная связь

Спасибо за ваш запрос!

 

 

 

По новым правилам установления инвалидности всё больше людей считаются трудоспособными

Газета «Ди Вох» пишет, что пять лет назад жителю ЕАО Сергею ЭСЕНЦЕВУ удалили одну почку. Работу он потерял, и всё это время перебивается случайными заработками. А до пенсии ещё четыре года! Его кормильцы – огород и старенькая «восьмерка». Полноценная трудовая занятость для Сергея Вивиановича невозможна, как и тяжелый физический труд.

БИРОБИДЖАН, 6 июня, «Город на Бире» – Раньше ничего было, а сейчас то бок прихватит, то спина, то шрам на погоду ноет. Обезболивающее надо покупать. Крутимся, конечно, но разве это жизнь?! Последняя работа сторожем была, да и то пришлось с ней расстаться. Вот как жить? Я же не старый ещё, – вздыхает мужчина.

 Была у Сергея Вивиановича надежда оформить инвалидность и хоть какие-то стабильные средства на лекарства иметь. Прошел комиссию, а ему отказали: не положено. До 2009 года комиссия медико-социальной экспертизы могла посчитать недопенсионера Эсенцева инвалидом, а сейчас он не вписывается в критерии, установленные Приказом Минтруда и социальной защиты.

ОЛЬГА АЛАТОРЦЕВА, главный специалист-эксперт по медико-социальной экспертизе в ЕАО, представляет федеральных чиновников на местном уровне.

– Сейчас законодательство изменилось – как в лучшую, так и в худшую сторону, – рассуждает Ольга Петровна. – До 2014 года мы оценивали ограничения жизнедеятельности по четырем критериям. Это незначительные, умеренные, выраженные и значительно выраженные. Естественно, нарушения той или иной степени мы привязывали к группе. То есть получалось, если у человека ограничения какой-либо категории жизнедеятельности (допустим, передвижения), то тогда мы устанавливали третью группу инвалидности. Если была одна из категорий выраженной степени, мы устанавливали вторую группу. Если нарушения были значительно выраженные, то мы устанавливали первую группу. То есть мы устанавливали и устанавливаем группу инвалидности не из-за диагноза, и не привязывали её никогда к диагнозу.

Чисто по-человечески Ольга Петровна добавила:

– У меня племянник родился с одной почкой и не нуждается в специальном уходе – развивается как нормальный ребёнок. Люди считают, что парный орган не может существовать без своей половины. Но почка, глаз или ухо – это же не рука. У меня не слышит одно ухо, но я же выполняю свою работу, сижу с вами разговариваю. Ни вы, ни я при этом не испытываете неудобств. Это значит, что ограничений в жизнедеятельности, будь то передвижение, ориентация, общение или четыре других, нет. О какой инвалидности может идти речь?!

Верные спутники жизни Сергея Эсенцева: инструмент, огород и собачонка Лаура.

НАШЕГО ГЕРОЯ пугает, что ему и так плохо, а его ещё и в каких-то там баллах измеряют. Но, нравится нам это или нет, таков новый подход к присвоению инвалидности в законодательстве. Первоначальная задача бюро медико-социальной экспертизы – выявить факт наличия стойких нарушений здоровья. И только тогда, когда выявленные нарушения приводят к ограничению жизнедеятельности, устанавливается инвалидность. Все критерии подробно, но совершенно неясно простому смертному описаны в документе

№ 1024-н под названием «Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», утвержденный Приказом Минтруда и социальной защиты Российской Федерации от 17.12.2015.

СВОЙ КОММЕНТАРИЙ на тему дал Юрий КОРНЕЕВ. Юрий Алексеевич является руководителем бюро № 4 МСЭ по ЕАО, и именно он рассматривал заявление Эсенцева:

– Рак с локализацией в одной почке и не выходящий за её пределы, без наличия метастазов, в случае удаления почки даёт шанс на пятилетний период жизни без вероятности рецидива. В 75-97 процентах случаев послеоперационный период не сопровождается какими-либо нарушениями функции мочевыделения. В течение двух лет после проведения операции и химиотерапии происходит полная компенсация нарушений мочевыделения. Это как раз тот случай, когда можно сказать, что если и есть у Сергея Эсенцева стойкие нарушения здоровья, то они варьируются в пределах от десяти до тридцати процентов и классифицируются как незначительные. А это значит, что человек не считается инвалидом. А вот, например, рак лёгкого такого же размера, как правило, требует удаления всего лёгкого или значительной его доли, что влечет за собой неустранимые дыхательные нарушения (даже при наличии другого здорового лёгкого), требует от человека больших затрат времени на передвижение или выполнение приемов самообслуживания из-за появляющейся одышки. Шанс пятилетнего периода жизни без рецидива составляет от 18 до 35 процентов. При этом на протяжении всей жизни такие больные вынуждены постоянно или эпизодически принимать препараты, облегчающие дыхание. То есть полной компенсации нарушенной функции дыхания не происходит.

ЭКСПЕРТЫ подчёркивают, что, как и многие нормативные документы, критерии, по которым они сейчас работают, далеко не идеальны. В течение 2014-15 годов учреждениями МСЭ в стране велась методическая работа по их расширению, устранению разночтений и неточностей. Вышеуказанный приказ от 17 декабря 2015-го внес больше ясности в оценке нарушений функций при различных заболеваниях и последствиях травм, но, как и прежний, не лишен отдельных недочётов. И пока в учреждениях медико-социальной экспертизы «продолжается работа по внесению предложений по поправкам к данному приказу, вносящих полную ясность и облегчающих проведение экспертизы», Сергей Эсенцев и другие люди, попавшие в аналогичную ситуацию, думают, где взять денег на еду и лекарства.

Наталья ГОЛОВАТАЯ

Полезные ссылки


 

Click to listen highlighted text! Powered By GSpeech